ЧИТАТЬ • антифашисты










главная


мы


читать


скачать


написать


В контакте




Сегодня мне очень захотелось написать про антифашистов.

Это не про тех антифашистов, которые, жертвуя жизнью, убивали гауляйтеров и взрывали немецкие склады во время Второй Мировой.
Это про других антифашистов.

Песня это долгая, поэтому начну немножко издалека.
Вот помню, в году этак 95-м довелось мне услышать песню незабвенной группы Clawfinger под названием „Nigger“. Кто не слыхал — песня о проблеме расизма, о том, что чернокожих обижают всяческим презрением и т. п.
И вот подумалось мне тогда: а почему это, собственно, шведская группа Clawfinger поет про расизм? Неужто в Швеции так с этим делом плохо? Неужто в Швеции так много негров, что данная проблема будоражит лучшие шведские умы?
Ответ, как говорят в армии, не замедлил себя ждать.
Дело в том, что золотой мечтой любой „продвинутой“ шведской рок-группы (какой и была группа Clawfinger) является СВАЛИТЬ ИЗ СРАНОЙ ДЫРЫ ПОД НАЗВАНИЕМ ШВЕЦИЯ. Желательно — куда бы вы думали? — в США. Там и настоящие бабки, и мировая известность.
А в США, бледнолицые граждане, в большинстве своем, хотя и презирают негров латентно, на бытовом уровне, зато любят пофарисействовать — громко повозмущаться теми, кто негров презирает открыто.
Вот и воспел Clawfinger сугубо американскую проблему. Специально — в расчете на на сугубо американских граждан.
И не промахнулся, надо сказать.

Тогда, помнится, и появилось у меня некоторое недоверие к творчеству Clawfinger-а, переросшее впоследствии в отвращение. Нехорошая группа. Лицемерная и пустая.

Ну да бог с ним, с Clawfinger-ом.
Не о нем речь.
А речь, напомню, про антифашистов.

Видел на стенах вагонов метро стикеры с надписями „Быть фашистом — стыдно“?
А вот такое, для тех, кто в России на русском принципиально не говорит: „Black and White — Unite!“?
И совсем веселое: „Нацистов — на столбы! Украсим родной город!“?

Это, дорогой друг, антифашистская наглядная агитация. Или, проще говоря — пропаганда.

Сам факт борьбы с фашизмом меня, мягко говоря, удивляет.
Нет, я не люблю фашистов. У меня оба дедушки — фронтовики, инвалиды Войны. Я много читал про фашизм, нацизм и нео-нацизм. Разговаривал со многими фашистами, нацистами и националистами. Не одобряю их предрассудки, связанные с возвеличиванием своей нации и принижением других.
К термину „национальность“ отношусь плохо. Считаю его пережитком родовых отношений. Всецело поддерживаю интернационалистические настроения, хотя и не вижу ничего зазорного в том, чтобы быть относительно белым (да еще в придачу и почти что русским!) человеком. Но и заслуги в этом абсолютно никакой не вижу.
Вообще, по мне — хоть грузин, хоть негр, хоть китаец — был бы человек хороший.

Но вот что я тут думаю.
Как-то это странно, не правда ли — у власти фашистов нет, по улицам фашисты не маршируют, а с ними активно борются?
Как-то явно непропорционально количество фашистов и объем антифашистской пропаганды. Причем последнего значительно больше, чем можно бы было ожидать.
К чему бы это все?
Неужели нет проблем поважнее, чем этот сранючий фашизм?
Странно.

Да нет, не то, чтобы это было плохо или еще чего. Просто странно.

Кто же тогда эти самые антифашисты? Идеалисты-романтики, двигаемые идеей равенства и братства народов?


***

Расскажу такую историю.

Как-то довелось мне побывать в качестве технического работника (рулил звук и помогал разобраться с аппаратурой) на сходке антифашистов. Называлась она, правда, подпольным хардкор-концертом.
Известно, никто из молодых и психически здоровых людей не попрется на какую-то там „СХОДКУ“. Это все осталось в 19-м веке. В современном мире все имеет более, что ли, романтические названия. Например такие — „подпольный хардкор-концерт“.
Еще до посещения я созванивался с одним из организаторов на предмет выяснения — что это за концерт такой и чем он отличается от просто концерта.
Организатор (назовем его Н.) поведал, что это будет концерт хардкор-групп. А подпольный он потому, что будет проходить не в каком-нибудь клубе, а в помещении одной из библиотек города!
У меня, разумеется, естественным образом возникло еще два вопроса: какой имеется в виду хардкор (я-то уже привык, что хардкором теперь называют все подряд) и — почему вдруг в библиотеке?
Н. ответил, что хардкор будет самый настоящий, исконный. А в библиотеке — потому что организаторы боятся провокаций и акций террора со стороны СКИНХЕДОВ. Фашистов, то есть.

Немного отступлю.
Один хороший человек из Архангельска сказал мне однажды так: „В Питере ** лет живу, ни одного скинхеда не встретил“. Думаю, тут смотря кого называть скинхедом. Но, в общем, я с ним абсолютно согласен. Скинхедов в СПб — мало. Что, наверное, и хорошо.
А тут столько шума из-за них.
Нет, все-таки странно.

— А что, — спросил я — скинхеды такие страшные?

— Опасные. И могут запросто прийти и устроить дебош с дракой и поножовщиной.

— Э-э-э... Если честно, не пойму, что в них такого страшного... Мы вообще про одних и тех же скинхедов с тобой говорим? Это такие — лысенькие щуплые пацанчики с тонкими шеями? В тяжелых ботах и зенитовских шарфах?

— Да нет. Это очень даже здоровые дядьки с бейсбольными битами и ножами.

Ух-х-х...
Я немного оторопел. Может я просто не в курсе? Может пропускаю чего?
Может по городу уже маршируют отряды страшенных скинхедов прямо из кинематографических произведений вроде замечательного фильма „Антикиллер“? И погромы происходят с полным набором — избиением и вешанием на фонарях евреев, негров и кавказцев?
На всякий случай выглянул в окно.
Страшенных скинхедов не увидел.
Шутка.

— А чего они вас так ненавидят — эти скинхеды? — спросил я.

— Ну, мы против фашизма, расизма.

— А в клубе, что — нельзя провести такой концерт? Там и охрана есть...

— Просто уже были прецеденты с избиениями слушателей, пришедших на наши концерты. Они (скинхеды) ждали людей на улице и избивали их. Даже милиция не помогла. А здесь мы охрану будем обеспечивать сами, своими силами.

— В смысле?

— Ну, бейсбольные биты...

Хм. Дались вам эти бейсбольные биты...

— А как же идея? Продвижение ее в массы? Надо наоборот сопротивляться: открыто выступать, активно привлекать молодых людей своим примером, а не прятаться — так я понимаю...

Н. замялся.

— Мы просто не хотим конфликтов...

— ... и поэтому — прячетесь.

— Мы не прячемся, мы просто устраиваем концерт для людей, которые хотят послушать хорошую музыку. И без особой огласки. Чтобы не было провокаций.

— Хм. Странно. Я думал, вас интересует идея... Это же тупиковый путь — прятаться по библиотекам. Кто вообще придет на такой концерт — без рекламы и хрен знает где?

— Мы просто сообщаем интересующимся через свои каналы — друзья, знакомые. Мы не рекламируем эти концерты, это правда. Просто собираем хороших знакомых и друзей.

Больше я не спорил. Мне стало немножко интересно — как же это все будет выглядеть?

И я пошел на концерт.


***

У входа в библиотеку толпилось человек больше ста. Это, кто не понял, довольно много. Особенно для библиотеки.
Очень удивился.
Толпившиеся люди все, вроде бы, разные, но чем-то очень одинаковые. Сперва не понял — чем.

Внутри — зал, более похожий на очень большую комнату, небольша сцена (вроде, это библиотечный лекторий или что-то типа того). На ней — молоденькие ребята с микрофонами и гитарами.

Концерт начался, все набились в зал.
Зал маленький, народу много — дышать трудно.
Выступающие играли плохо.
Разумеется, то, что они играли хардкором назвать можно было только чисто условно.
Мощности аппаратуры явно не хватало. К тому же, звукорежиссер из меня — тоже довольно-таки, прямо скажем, средний.
Зато публика просто неистовствовала.
Началась такая колбасня (это по-модному называют „слэмиться“ и „мошиться“), что мне даже страшно стало. Я такого экстаза от публики не ожидал, да и нигде такого не видел. Нигде, кроме как в... МТВ-шных клипах.
Вот тут до меня и дошло, ЧТО во всех пришедших было такого одинакового — они все (ну, почти все) были как бы вроде из американских клипов и журналов. По одежде, прическам, манерам.
Этакие российские американцы.
Да не просто американцы, а американцы-антифашисты!

Дальше — больше.
Неумелые ребятки ушли, вышли другие, получше. Потом еще, еще и еще...
Слушатели „слэмились“ и „мошились“, в перерывах покупали с разложенных в вестибюле лотков 100%-ные Американские Неформальные Диски и Журналы, привезенные, судя по всему, только что из самой Америки. Кстати, интересно — кем?
Я поискал и не нашел среди названий групп на дисках ни одного, мне известного.
Потом мне пояснили, что оно и понятно, ибо музыка, которую играли и торговали на этом концерте называется DIY (Do It Yourself), что переводится примерно как „сделай сам“.
Все, что там продавали — записано и издано на собственные (охуеть!) деньги музыкантов.
Этого рода творчество благородно не приемлет буржуазных фишек вроде шоу-биснеса, PR и коммерции. Отсюда — нет рекламы. Отсюда — продается узкому кругу заинтересованных лиц.
Иными словами — сетевой маркетинг. Как Гербалайф.

В целом, все происходящее напоминало некую секту.
Никто тобой не интересуется, никто не заговаривает, не пристает со знакомствами и т. п. Все вроде бы хорошо. Но.
Что-то во всем этом было отталкивающее. Как в сборище Свидетелей Иеговы.
Все какие-то приторно-улыбчивые, ханжески-позитивные и псевдо-доброжелательные.
Все друг друга знают. Обнимаются, шутят, перемигиваются.
В своей теме, как говорится, на своей волне. На контакт с не-членами своего сообщества (вроде меня) — не идут. Таких просто игнорируют.
Все это выглядело так, как если бы сто с лишним человек договорились между собой, что они сейчас как бы в Америке. Таким образом, каждый, кто не разделял этот общественный договор и был по-прежнему в Санкт-Петербурге, Российская Федерация, автоматически попадал в разряд идиотов.
Но я к такому отношению давно уже привык и поэтому, честно говоря, совершенно не расстроился.

Речей на антифашистские темы тут никто не произносил, не обращался пламенно к массам — да таковых в зале, разумеется, и не было. Что массы? Быдло. А тут собрался цвет передовой молодежи и студенчества! Антифашизм, так сказать, витал в воздухе (весьма, кстати, спертом). Все было понятно без слов, речей толкать было не нужно.
Хотя, как сказал еще один посторонний свидетель этого антифашистского таинства — даже если бы и захотели, никто из присутствующих речь бы толкнуть не смог. Слишком уж задротский и рефлексирующий контингент.
Такие речи говорить не умеют.

Часам к 23-м все, наконец-то, закончилось.
Я вышел из зала оглушенный малой концентрацией кислорода в воздухе и обилием вранья на квадратный сантиметр площади.
Помог погрузить аппаратуру. Никто из антифашистов, кроме Н., к ней и пальцем не притронулся. Энтузиасты, едреныть!

У выхода стояли охранники — нервного вида ребятки, физически чуть более развитые, чем остальные. В руках у них были те самые пресловутые бейсбольные биты, которые они немного стеснительно, но достаточно гордо демонстрировали окружающим.
Их было трое.
Я понял — скинхедам здесь ловить нечего!

Все же, моя природная язвительность и пакостность не дала мне просто повернуться и уйти.
Я подошел к троице охранников и с совершенно невинным видом задал вопрос:

— Ребята, я вот давно все хотел спросить — почему именно бейсбольные биты? Почему не черенки от лопат?

Охранники замялись и занервничали. Один (вероятно, самый храбрый) ответствовал:

— Черенок может сломаться. И еще он слишком длинный.

— А если, скажем, ломик или арматурина?

— А ломик — тяжелый.

— А-а-а. А бейсбольная бита, стало быть, в самый раз?

— Д-д-да. В самый раз.

Я поблагодарил „американцев“ за снисходительность к моей тупости и пошел домой.


***

Есть такое мнение, что человек, живущий в России должен жить в России, и не валять дурака, делая вид, что он американец. Я его, по большому счету, разделяю.
Наверное, это звучит несколько грубо.
Просто реальная жизнь очень отличается от тех комиксов, которыми пичкают свою аудиторию голливудизированные молодежные СМИ всех уровней и видов.
В жизни нет даже 10% от того, из чего они полностью состоят. Зато в жизнии есть много таких вещей, о которых там молчат, чтобы не подпортить идиллические картины реальностей, так заботливо выдуманных ими.
И наивная аудитория оказывается тотально втянутой в нелепые игрища в „рэпперов“, „сноубордеров“, „байкеров“, „хиппи“, „яппи“ и т. п.

Наш антифашизм — из той же оперы.

Здесь нет ничего реального для данного конкретного времени и данной конкретной страны. Ни одной актуальной проблемы, ни одного стоящего дела.
Зато есть куча опереточных лозунгов, высосанных из нечистоплотных пальцев неких политиков, поддерживающих всю эту смехотворную возню.
Поддерживающих — зачем? С какой целью?
Ясно, что есть цель. Просто так никто никого не поддерживает.

„Борьба“ антифашистов проходит исключительно безликими методами. Антифашисты прячутся, как будто у нас в стране за ними охотятся и бросают их в застенки без суда и следствия.
Никто этих антифашистов не знает в лицо. Их никто не слышит и не видит.
Их только читают.
С листовок, стикеров и надписей на фасадах зданий.
Это потому, что наши юные „борцы“ — народ трусоватый. Антифашизм для них всего лишь игра. Они не способны к личному и непосредственному противодействию чему-либо. Они не готовы спорить, драться и, тем более — умирать за свои идеи.

Они готовы только клеить исподтишка наклейки и брызгать краской на трафарет.
Все остальное — не более, чем красивые разговоры.

Когда же доходит дело до таких не предусмотренных регламентом вещей как смерть (да-да, в жизни есть и такое ужасное явление!) — тут „борцы“ начинают паниковать, взывать к органам правопорядка и устраивать из всего этого отвратительный балаган.
Все, наверное, помнят широко разрекламированную PR-акцию „Не забудем! Не простим!“...
Какие суровые слова, какие мощнейшие лозунги!

Но ободрать всю эту шелуху нетрудно. Достаточно взглянуть на так называемых антифашистов попристальнее. Посмотреть, а что они за личности?
А вот что.
Антифашисты — фактически, те же самые толкиенисты, придумывающие себе игрушечную войну, чтобы убежать от реальной.
Такие же, только без фанерных мечей и плащей из маминой шторы. И с другими лозунгами.
В самом своем редком и экстремальном виде их „борьба“ представляет из себя коллективное пинание двоих зазевавшихся мальчиков, подозреваемых в симпатии к националистической идеологии.
Такое мы тоже видали.
Правда, в этом случае не совсем понятна разница между скинхедами и антифашистами — методы, в общем-то, одни и те же.

Такая вот борьба.


***

Честное слово, мне жаль тех, кто по наивности или недомыслию участвует в этой нелепице.
Посмотрите правде в глаза, ребята! Проблема не в каких-то там мифических фашистах, а в человеческих комплексах, лени и трусости.
В НАШИХ комплексах, лени и трусости.
Не логичнее ли начать с самих себя?
Это трудно, я знаю. Но так будет честнее.

Не будьте пешками в чужой грязной игре!
Имейте мужество быть настоящими!
Меняйте сами свою жизнь!

Глядишь, и остальные подтянутся.



дима огнелёт




назад к разделу «читать»


главная     мы     живьё     читать     скачать     написать