ЧИТАТЬ • «балтийский берег»










главная


мы


читать


скачать


написать


В контакте




Как мы попали на «Балтийский Берег»

На фестиваль «Балтийский Берег» мы попали очень странно.
Никто нас туда не приглашал. Но 13 мая (за 5 дней до самого фестиваля) мне написала одна наша поклонница из Соснового Бора и выразилась в том смысле, что это так здорово, что мы «приезжаем на Балтийский Берег».
Я немножечко охуел. Попросил рассказать поподробнее.
Выяснилось: мы кем-то заботливо внесены в списки выступающих групп. Почему, с какой радости? Неясно. Никто никаких заявок не отправлял, никто никого не звал.

Позвонил организатору — он ничего об этом не знает. Но, в принципе, можно. Готовы ли мы выступить?
Я выразил большое желание (для меня каждый концерт — праздник души, однозначно), и мы поехали.


Кондиции

Надо сказать, что за несколько дней перед поездкой я сильно захворал.
А вышло все так.
В понедельник той же недели мы играли в С-Клубе с The Black Squares. Времени у нас было много — полтора часа, и я за выступление очень хорошо вспотел. Вернее, я вспотел так, что пол вокруг меня был мокрый, а штаны (единственное, что к концу выступления на мне оставалось из одежды) вымокли так, как будто я переходил речку вброд — хоть выжимай.
После концерта мы долго собирались, таскали и возили аппаратуру. А погоды на улице стояли прохладные — градусов 5 по шкале Цельсия. И штанов запасных я , конечно же, не взял, поэтому ходил в имеющихся. В мокрых то есть.
И вот, меня прохватило не на шутку.
Сперва, вроде, было как-то ничего, а как ближе к воскресенью (18 мая — это было воскресенье) — так вылезла температура, кашель и стратегический насморк. И башка затрещала, как будто в нее забили штук пятнадцать гвоздей.
В общем, нехорошо.

Мало того, Максим заболел тоже. Хоть и не так кошмарно, как я.

Мало того, за пару дней до поездки Женя в процессе выяснения отношений с одним мужчиной здорово разбил себе кисть правой руки.

И вот, такие хорошие мы поехали в Сосновый Бор.


Ехали

Ехали на «Огнеезде», конечно. Потому что аппаратуру кой-какую, стойки с собой везли. Ну, и так оно веселее, чем на электропоезде с дачниками.
С нами поехали Блабла, Спарк и Яныч. Все кое-как набились внутрь — в тесноте, да не в обиде — да и поехали.
Ехали быстро и весело. И без приключений.


Приехали

Народ показался уже издали, на подступах к клубу — хорошо! Ничто так не радует глаз идущего (едущего) выступать музыканта, как показывающаяся из-за горизонта толпа слушателей.
Слушателей набилось прилично.

При входе несколько человек со мной поздоровалось (вот она, известность, ага) и спросили: «Огнелет, когда вы играете?» Я сказал, что пока не знаю.
Пошел узнавать.

Организатор сообщил, что все расписание поползло, и наш выход — в четыре часа.
Милая подробность — что в этот день с группой никого бесплатно не пускали — огорчила, но не сильно. Наши слушатели оказались людьми сугубо платежеспособными. И это хорошо.

В составе выступающих была группа Теория. Ее я хотел послушать. Но они как раз к нашему приезду закончили. Не повезло.

Вообще, вопреки своим стремлениям послушать максимальное количество групп на этом фестивале, из-за своей болезни я не послушал ни одной.
Почти все время мне пришлось кантоваться в машине — до выступления самочувствие следовало беречь, чтобы на сцене было что тратить, а после — я был вовсе неадекватен: самочувствие все растратилось.

Пока гитаристы настраивались и Никита собирал свои стойки, да развешивал на них железки в грузовом отсеке машины, подошли 16.20 — наше время вылезать на сцену. С поправкой на расползшееся расписание.


Выступили

Выступили так.
Вылезли на сцену, подрубились. Расставили Никитины железяки.

Я что-то такое пошутил в микрофон со словом «пиздеть». Был сразу же сурово предупрежден: «Дима, маты! Тут же жюри, администрация…»
Только тут я увидел, что в зале за столиками сидит жюри. Алексей Горшенев (Кукрыниксы), Андрей Петрович Бурлака и еще один уважаемый рок-человек — гитарист группы Электрические партизаны, черт бы меня побрал с моею забывчивостью на имена.
Оказалось — это нечто вроде конкурса «Песня года». Только чуть поменьше масштабом.

Ну так вот.
Я публично пообещал, что постараюсь не материться (кстати, как всегда — не получилось), и мы начали лабать.
Публика веселилась и очень здорово поддерживала, поэтому играть было намного легче, чем я сперва ожидал. Поэтому сыграли мы неплохо, несмотря на болезни и ранения.
Я даже сам на себя удивился.


После концерта

После выступления с нами, с мокрыми и горячими захотели пофотографироваться в обнимку и т. п. Поэтому, в гримерке мы не скучали.
Потом в гримерку зашел Андрей Петрович Бурлака. Стал горячо жать руки и хвалить.
Мне было очень приятно познакомиться с Андреем Петровичем. Это очень приятно — знакомиться с человеком, когда он тебя хвалит.
Было сказано, что мы оказались неожиданно великолепны, что нас были рады услышать и увидеть, ну и так далее. Очень, очень приятно.
Мы сфотографировались также и в компании с Андреем Петровичем. У кого-то теперь будет хорошая фотография.

Вскоре обнаружилось, что голос у меня почти что сел. Все-таки болезнь есть болезнь. Ослаб.
Поэтому мы сразу собрались валить домой.

Однако, в коридоре нас поймал организатор и настрого приказал никуда не отъезжать, так как мы «вошли в тройку», и нам теперь полагается приз. А так как церемония награждения была назначена на 22.00, то нам ничего не оставалось делать, кроме как ждать.

Ждать мы поехали на Красную Горку, к оборонительным линиям Ораниенбаумского плацдарма.
Побродили в тишине по развалинам дотов, полазали по оврагам, поглазели на огромные железнодорожные орудия, из которых громили фашистскую гадину.
В общем, время потратили с большой пользой.

Кроме того, на природе наше самочувствие сильно улучшилось. Природа все-таки. Залив. Лес. Хорошо!


Приз

К 22.00 мы снова были, как штыки в районе сцены клуба Арт-Карусель, город Сосновый Бор Ленинградской области.
На сцену вышло жюри — и понеслась!
Стали объявлять участников и победителей. Всем давали грамоту: победителям — победную, просто участникам — утешительную. Кроме грамот победителям давали также денежные призы.

Не будет лишним отметить, что первый приз достался группе из Санкт-Петербурга под названием Огнелет.

Приз нам вручал Алексей Горшенев.

Я немножко смутился. Я не привык получать первые призы. Хотя, конечно, радостно.
Горшенев, кстати, проявил себя вполне достойно: я Кукрыниксы, к примеру, в отчете про «Мир без наркотиков» обругал, так как не люблю эту группу. А он вон как — оказался выше этого всего и лично вручил мне приз.
Ну, что ж. Это может только внушать уважение, когда люди так себя ведут.
Я вообще-то от людей всегда жду худшего. Тем приятнее, когда они поступают совсем вопреки таким ожиданиям.


Эпилог

Собрались и поехали.
Ехали обратно еще быстрее и веселее, чем туда.

Итак — учимся у Огнелета.
Во как надо: сами навязались играть, приехали, взяли первый приз и съебались. Молодца!


Спасибо организаторам за то, что дали нам сыграть!
Спасибо жюри за то, что что дали нам приз!
Спасибо тем, кто нас поддерживал за то, что пришли нас послушать!


дима огнелет
19 мая 2008



ps
Здесь, кстати, можно поздравить Огнелет с удачным завершением операции "Ораниенбаумский плацдарм".




назад к разделу «читать»


главная     мы     живьё     читать     скачать     написать