ЧИТАТЬ • «пятница/понедельник»










главная


мы


читать


скачать


написать


В контакте





Клуб «Пятница»

К клубу «Пятница» у меня противоречивые чувства.

С одной стороны, тут Огнелет играл первые свои настоящие концерты. Больше нас тогда никуда не брали. Во всех клубах Огнелету тогда заворачивали ласты.
Деликатно так говорили: «Ваша музыка — она для больших площадок. Вам бы на опен-эйрах выступать, а не у нас в клубе.» На опен-эйрах, ага.
Или пооткровеннее: «Вы прикольно играете, да, но... нам вас не с кем поставить. С рускорокерами не поставишь — всех распугаете. С металлистами — понятно, тоже: не тот контингент. С альтернативщиками или панками — не покатите. Не поймут они вас. Так что...»
Ну, или совсем прямо говорили: «Это не наш формат.» И точка.

Взяли нас тогда в обойму только в клубе «Пятница». Взял Геннадий Степанов — арт-директор «Пятницы», корректный и симпатичнейший, кстати, человек.
И большое ему от нас спасибо.

Но также с клубом «Пятница» связано и плохое.
Например, ни в одном другом клубе охрана на входе не отбирала у меня мою бутылку с водой. Это вообще немыслимо: вот я вокалист, на сцене мне надо пить, чтобы горло не охуело раньше времени. А у меня воду отбирают. Куда это годится?
Но это еще полбеды.
В «Пятнице» тогда широко практиковались (не знаю, как сейчас) концерты с выкупом билетов. Все участники должны были внести в кассу определенную сумму, получить билетики на собственное «шоу», а потом каким-то неясным образом реализовать их населению.
Опять-таки, дело мутное: я и тогда, и сейчас был человек малообщительный, в институтах штаны не протирал, во всяческих кругах и тусовках не вращался. Где же мне, например, было билетики на свои концерты продавать? Странно, ей-богу.
Так что этот метод — выкупа билетиков — он как-то почти сразу у нас отпал.

С тех пор прошло несколько времени, и теперь билетики нам выкупать уже никто не предлагает. Поэтому, когда нам предложили, мы вполне безбоязненно согласились играть в клубе «Пятница».


Охрана

Как я уже сказал, охрана в «Пятнице» лютая. Шмонает иной раз почище милиционеров.
Понятно, что они это не сами придумывают, а им сверху указания дают. Но все равно, оно в высшей степени неприятно. Я, например, кроме милиционера (ему, конечно, не откажешь) никому себя обыскивать, обычно, не даю. Если куда-то по-другому попасть нельзя, кроме как через обыск, я просто туда не иду. А обыскиваться я не люблю и всячески избегаю.
И, причем, что характерно — никаких запрещенных предметов или веществ я с собой не ношу. А обыскиваться избегаю по причинам чисто эстетическим: некрасиво.

Я сам некоторое время после службы в армии работал в охране.
Хуевая работа.
Платят мало. На ногах целый день. Или на жопе сидишь на проперженном веками стуле.
А главное — ведь, не делаешь ни черта. А это сильно заебывает — не делать ни черта.
Стоишь или сидишь себе, как бобик на веревке, и сторожишь. Что сторожишь, кого — непонятно. Каких-то дяденек и тетенек. Или их сраное имущество.
И все это время, что сторожишь, никаких полезных навыков ты не приобретаешь. А только наоборот, морально и физически деградируешь. И выматываешься, как лошадь.
А самое противное, что тебе постоянно надо сохранять вид Наполеона при Ватерлоо. При том, что сам ты себя чувствуешь, как говно.

В общем, хуйня, а не работа.
Так что охранников я всегда очень жалею.

В этот раз охранник, тщательнейшим образом обследовав содержимое моего рюкзака и карманов, бутылку с водою у меня, почему-то, не изъял. Зато изъял пакетик орехов, который лежал у меня в кармане.
«Возьмете на выходе,» — прокомментировал он изъятие.
«Конечно,» — согласился я.
И пакетик отправился на хранение в гардероб.
А я пошел в зал.


Понедельник, че

Концерт происходил в понедельник, поэтому особого аншлага, ясное дело, не ожидалось.
Поэтому, нельзя сказать, что придя в клуб, я был сильно удивлен, увидев следующую картину: на сцене лабала группа, в баре сидело несколько человек, а в зале не было никого. В смысле, вообще. Ни единой души.

Мы люди привычные ко многому, поэтому пустым залом нас не испугаешь.
Сыграли, хуле.


Сцена

Сцена в «Пятнице» славится тем, что она какая-то непонятная. В смысле, непонятно, зачем именно вот так непутево сооруженная.
Широкая — во весь зал шириной — но очень, гм... что ли, неглубокая. В промежутке от края установки до края сцены едва-едва помещается средних размеров вокалист.
Собственно, я и есть средних размеров, и, в принципе, поместился.
Но средний-то я средний, зато довольно шебутной. А тут особо не попрыгаешь.
И побегать удавалось только вдоль. Поперек — никак.

А вот звук был на удивление замечательный.
Я уже давно не слышал ни в одном в клубе такого хорошего звука.
Звукооператору — отдельное мерси.


Сыграли

Играли мы около часа.
Сыграли хорошо.
Мне понравилось.

Жаль только, что народу было мало — человек 10. Было их ровно столько, чтобы перекрыть зал в ширину довольно тоненькой шеренгой.
Все они пришли на нас (отчего мне, наверное, надо бы возгордиться). На прочие группы, почему-то, никто не пришел.

Спасибо огромное тем, кто в понедельник вечером предпочел всем доступным развлечениям наш концерт!
Нам очень помогает ваша поддержка. Честное слово!


Ушли

Ушли мы не сразу. Сперва пообщались с теми, кто пришел на нас.
Вот тут, в этом — преимущество малого количества народа. Когда людей много, обязательно кого-нибудь забудешь в суматохе, кого-то можешь обделить вниманием. А это мне очень не по нутру.
Я ненавижу рок-звезд, которые делают какие-то там непонятные одолжения тем, кто на них ходит и платит деньги за их концерты. Они обычно с таким утомленно-надменным видом подписывают автографы и пожимают протянутые руки, что противно смотреть.

Я честно признаюсь: я очень рад, когда кому-то интересно то, что я делаю. Я с удовольствием общаюсь с людьми на концертах. И, в отличие от многих музыкантов, я счастлив, что я не сраная напыщенная и уставшая от поклонников говнозвезда.
На хуй все это!

* * *

На выходе меня ожидал сюрприз: орехи мои исчезли. Вместе с охранником, который их изъял.
Взвесив факты, я пришел к выводу, что, вероятно, их сожрал кто-то из работников клуба.

Конечно, сперва немного сделалось обидно: орехи были вкусные, а пакет почти полный.

Но потом я подумал: «А и черт с ними! На здоровье. Не орехами, как говорится, едиными существует Огнелет.»
И, разумеется, был глубоко прав.


дима огнелет, 17 марта, 2009



назад к разделу «читать»


главная     мы     живьё     читать     скачать     написать