ЧИТАТЬ • режим «пассив»










главная


мы


читать


скачать


написать


В контакте




Это вторая из двух частей. Первая часть — здесь.


Как оно — ехать по Украине?

Езда по Украине имеет ряд своеобразностей.

Я всегда говорил, что мототранспорт отлично годится для теплых краев и слабо годится для холодных. И был в этом совершенно прав.
Украина — теплый край. Поэтому тут огромное количество людей передвигается на двух колесах — мотоциклах, мопедах, скутерах и велосипедах. Все, в основном, китайского производства.

Концентрация долбоебов-двухколесников также весьма велика.
Народ через одного прется на велосипедах и мопедах по левой полосе, едет шеренгой по двое, пиздует по встречке ночью и без всяких световых сигналов.
Отдельные индивиды привязывают поперек транспортного средства штабеля длиннющих жердей или листы фанеры, и в таком виде едут — спасибо, хоть по обочине.

Езда по украинским дорогам — занятие не для слабых духом.
Во-первых, как я уже писал, дороги на Украине в основном хуевые.

Во-вторых, на дорогах царит обилие полуразваливающихся грузовиков, комбайнов, тракторов и прочих еле влачащихся рыдванов, от которых время от времени отпадают камни, ветки и различные детали, представляющие собой реальную опасность для быстро едущих машин. (На одной такой детали мы, например, чуть не подорвались — спасибо, защита картера спасла.)

И наконец, в-третьих, на Украине крайне алчные и блядовитые гаишники.

Цель типичного гаишника — развести на как можно большие бабки как можно больше проезжающих машин.
Идеально, если это будут машины относительно богатеньких и наивных россиян, не привыкших к тому, что представитель власти может настолько цинично мошенничать и врать, глядя при этом прямо в глаза.

Мошенничеством украинские менты занимаются профессионально, со знанием дела: выписывают липовые «временные разрешения» (на самом деле, украинский гаишник права у водителя отобрать не может), грозят отъемом иммиграционной карточки и т. п.
Делается все крайне нагло и нахраписто.
Существует целый ворох стандартных, проверенных временем рецептов развода тупого «руссо туристо» на бабки.
Там, где украинский водитель отделается штрафом в десятка два гривен, русский скорее всего заплатит двести — украинские водители к общению с родными блюстителями более подготовлены, и на разную хуету не ведутся.
Впрочем, тоже страдают достаточно. ГАИ на Украине называется ДАI — Державтоiнспекцiя; но украинские водители называют ее характерным и емким словом «ДАЙ».

Действительно: берут так, что караул.
А где не получается взять — чуть не клянчат с протянутой рукой, как нищие.
Можно подумать, это все оттого, что живут менты на Украине — хуже некуда. Однако, это совсем не так — толщина и относительная жирность некоторых украинских автоинспекторов превосходит всякие мыслимые пределы. В России такого я нигде не видал. Жира на ином «офицере» столько, что хватило бы с избытком на десятерых.
Зрелище омерзительное.

Словом, езда по Украине — как и все в этой жизни: отнюдь не одни сплошные красоты и радости. А местами — выбоины, препятствия и даже вполне ощутимые кучи говна.


Крым

По мере приближения к Республике Крым, на дорогах все чаще и чаще попадаются российские автомобили.
Ностальгически-советские позывы отдохнуть в Ялте, Алуште и тому подобных Гурзуфах вкупе с острейшим дефицитом железнодорожных билетов заставляют русских людей от Урала до Балтики срываться с места и трястись в своих кредитных ведрах тыщи километров ради пары недель лежки на забитых прессованными телами пляжах ЮБК.

Едущие исправно и обильно спонсируют местных гаишников, поскольку спешат — не терпится увидеть море.
Количество гаишников на Крымской дороге — поразительное.

В районе Сиваша — огромные торговые ряды с вяленой и копченой рыбой.
Продаваемая рыба, в основном, говно. Пересушенная и пересоленная, чтобы подольше хранилась, и к тому же, сука, дорогая.
Тут же продают красную и даже непонятно откуда здесь берущуюся черную икру в банках кустарного производства. Относительно дешево (ясное дело, браконьерство, и все дела).
Облизывались. Но жрать икру в таком виде — дураков нет. Ботулизм еще никто не отменял.

На границе Республики Крым — внушительный пост со строгого вида ментом на «Харли-Дэвидсоне» и шлагбаумом.
Вообще, когда въезжаешь в Крым, создается такое впечатление, что въезжаешь в другое государство.

Тут свои законы и порядки.
Например.
Официальная Украина русский язык не жалует. Несмотря на то, что русских на Украине дохрена, а все встреченные мною украинцы на русском общаются, как на родном, все украинские дорожные указатели — строго на украинском. На русском — ни боже мой.
В Крыму же дорожные указатели на русском — обычное дело.
Удивительно и странно.
Я же говорю — отдельное государство.


Отдых

Если вы спросите меня, как я отношусь к отдыху на море, то я отвечу: отдых на море — это прекрасно. Но только в течение пары дней.
Больше — для меня катастрофа.
На третьи сутки начинает жрать тоска по какой-либо деятельности, хоть немного более осмысленной, чем тупое возлежание на горячей гальке.
Дальше — больше.
Думать ни о чем не можешь, как только о возвращении в родные неласковые края и скорейшей работе.

Не знаю, возможно, это скрытый трудоголизм — хотя я никогда не относил себя к категории трудолюбивых людей; скорее, лентяй и тунеядец.
Однако — факт.
После нескольких дней нашего пребывания в Крыму, я затосковал, как Блок. Мечтал о дождливом Питере и работе до седьмого пота, как дитя о велосипеде.

Вероятно, я просто не умею отдыхать. Или отдыхаю слишком быстро: раз — и уже отдохнул по самое не хочу.
Или со мной еще как-то что-то не так.
Но факт остается фактом: отдыхать мне скучно.

За время пребывания в Крыму мы побывали в нескольких местах.


Симферополь

Симферополь — столица Крыма.
Тут нет моря.
Мало того, расположен Симферополь чуть ли не в середине полуострова Крым и является стратегически важным транспортным узлом.
Сюда на поездах и автобусах приезжает основная масса отдыхающих. И отсюда вся эта масса расползается по побережью. В основном, в Ялту, Алушту, и — да, да — различные Гурзуфы и Судаки.

Симферополь я когда-то запомнил небольшим зеленым провинциальным городком.
Правда, тогда я был и сам довольно маленьким.
Теперь я вырос, и Симферополь вырос вместе со мной.
В небо уперлись высотные здания, новейшего образца торговые центры и прочая, хм, цивилизация.
Улицы... ну, улицы мало поменялись — так же отвратительно заасфальтированы и узки, как и раньше.
И конечно зелены!
Да, зелени в Симферополе всегда было столько, сколько по всему огромному Питеру, наверное, не наберется.
Печально, но теперь деревья весьма бодро идут под спил и свал: нужны участки под постройку современных цивилизованных зданий.
Так, выражаясь поэтически, цивилизация в Симферополе (как, впрочем, и всюду) теснит природу своим железобетонным шагом.
И — машинами.
Машин стало очень много. Хотя, много из этого «много» — с российскими номерами. Приезжие, стало быть.

Приезжих в Симферополе не слишком любят.
Ксенофобии как таковой нет, но глядят неодобрительно.
И это можно понять — наверное, заебывает, когда твой город на протяжении десятков лет является перевалочной базой для туристов, рвущихся к ЮБК.
Хотя, именно за счет перевала отдыхающих Симферополь теперь только и существует. И существует неплохо: туризм — дело доходное.

По Симферополю бодро курсируют троллейбусы «Шкода» чешского производства.
Часть этих троллейбусов (!) - междугородние. Из Симферополя в Ялту, например, можно доехать на троллейбусе — всего каких-то 70 км и один горный перевал.
Маршруток тоже навалом.
Проезд — менее десятки на наши деньги.
Больше — народ не потянет. Бедновато живет народ.

В Симферополе мы посетили ряд мест. В частности — Симферопольское водохранилище (красивое), местный детский парк (катались на колесе оборзения), зоопарк, центральный рынок и несколько центральных (и не очень) улиц.
Приятный город — Симферополь. Жить тут полезно для здоровья и ненапряжно. Не то, что у нас в Питере.


Евпатория

Точнее было бы написать — «пляж под Евпаторией».
До самой Евпатории мы так и не доехали.
А доехали мы только до Евпаторийских пляжей.

Дело в том, что хороший кусок Симферопольско-Евпаторийского шоссе проходит в считанных метрах от пляжа.
И виды тут открываются такие, что прямо хоть плачь: пестрая галька, узкая полоса золотого песочка, а дальше — изумрудное море до горизонта. И небо — ни облачка.
Какая там Евпатория! Останавливаешь машину — и бегом в море.

Расположились мы в нескольких сотнях метров от памятника Евпаторийскому десанту.
В 1942 году под Евпаторией было высажено 700 советских морских пехотинцев: отвлекающий удар в поддержку осажденному Севастополю.
Десантники сражались с немцами насмерть в течение трех дней — в окружении, без поддержки с моря.
В живых осталось меньше сотни.
Им, десантникам — заслуженный памятник.
Это так, для справки.

Также, недалеко от Евпатории расположена огромная обсерватория, откуда неоднократно (по проверенным данным) отправляли в космос послания инопланетянам.
С шоссе можно увидеть краешек этой культовой обсерватории — как раз то место, где стоит радиотелескоп. Такая огромная тарелка — метров чуть ли не под сто в диаметре. Смотрится мощнейше — как в фантастическом кино.

А еще чуть поодаль — на склоне одного из холмов — еще одна достопримечательность. Огромная, выпаханная неким влюбленным трактористом надпись «СВЕТА».
Надпись выпахана много лет назад, но до сих пор читается — трава на ней темнее.
Неизвестная Света, должно быть, страшно горда.
Саму надпись сфотографировать не успел. К сожалению.

Вдоль дороги — множество бабулек, продающих персики, помидоры, малину, кукурузу и прочие прелести жизни.
Обожрались.
Да еще с собой взяли — на пляж.

А пляжи под Евпаторией — изумительные. Чистейшие, с мелкой галькой. Среди простых серых и белых камушков попадаются всяческие агаты и сердолики разных размеров и красот.
Но самое главное — народу на евпаторийских пляжах минимум.
Не знаю почему, но людей в наш приезд было крайне мало. Хоть бегай, хоть в волейбол играй — места навалом. Это, конечно, очень приятно.

На пляже мы протусовались до тех пор, пока все не обгорели, как черти.

Ночью спать было ужасно — все болело и горело.
Я — так вообще, похоже, хватанул солнечный удар или что-то вроде того: температура, бред, все дела.
Но это все, конечно, чепуха.
Вон, люди бились насмерть — и ничего. А тут — какой-то солнечный удар... Тьфу!
Оклемался довольно быстро.


Алушта

В Алуште — красота.
Природа еще красивее, чем под Евпаторией. Значительно красивее.
Тут — горы. Невысокие, но очень, крайне живописные.
Спокойно себе растут различные кипарисы и кактусы. И даже — вот уж что удивительно! — какие-то смутные пальмы.
Воздух чист и жизнеутверждающ.
И вода — на Южном берегу вода самая теплая и чистая в Крыму.

Алушта — как и весь ЮБК — местность, живущая за счет туристов на все сто.
Тут что ни дом, то пансионат. Что ни строение, то гостиница.
А частные домики вообще сдаются отдыхающим тотальным порядком. В каждой комнате — по семейству. А сами хозяева — на чердаке кантуются.
Некоторые апартаменты имеют все мыслимые удобства — и какие-то невозможные траходромы с зеркалами, и интернет, и титанических размеров плазменные панели.
Интернет еще как-то можно понять, но плазменная панель... Видимо, особо крутая фишка для особо продвинутых чуваков, приезжающих на море специально, чтобы попялиться в телевизор.

Вообще, все, что имеет крышу и хоть какие-то стены — все здесь приспосабливается под зашибание деньги путем вселения внутрь отдыхающих. В некоторых дворах даже стоят какие-то сколоченные из досочек сараи — и их тоже сдают внаем туристам победнее (бюджетный вариант).
Аренда кругом — бешеная. В Москве дешевле.
Ну хуле — ЮБК. Живая легенда.

На пляже в Алуште творится, я извиняюсь, форменный пиздец.
Существуют пляжи платные и бесплатные.
Отличие первых от вторых только в том, что на первых собирают плату за вход. Чистота береговой полосы и количество отдыхающих и на тех, и на других — абсолютно одинаковы.
Последний параметр — особенно тревожный. Народ только что не лежит друг на друге. Концентрация людской массы на квадратный метр гальки зашкаливает за максимум. Попросту говоря, «как сельди в бочке».
Среди безжизненно распластанных тел, кое-где дежурят зоркие граждане, которым квадратных метров освещенной солнцем гальки не хватило — ждут, чтобы подкараулить какого-нибудь уходящего и молниеносно занять его место.
Жуть.

В таких условиях морской отдых превращается в некую медицинскую процедуру в палате на тыщу сто сорок коек. Приняли солнечную ванну — примите теперь морскую ванну. Приняли морскую — снова солнечную. А через час — полдник. И ни шагу в сторону!
Понравиться такое может только закоренелому мазохисту.

Откуда такой шквал людей, рвущихся именно сюда — я понять не в состоянии.
Почему, скажем, не та же Евпатория?
Красоты — это конечно. Этого не отнимешь.
Но дело в том, что до красот местной природы взгляд у людей тут практически не доходит.
С утра до вечера — глаза в пол. Утром ищут место, где лечь, потом находят и ложатся (глаза закрывают, чтобы не слепило). Затем, бредут к морю, глядя себе под ноги, чтобы на кого-нибудь не наступить, а в самом море таращатся по сторонам, как бы не натолкнуться на соседа и с ним вместе не потонуть.
Короче, отдыхом такое времяпрепровождение можно назвать с очень большой натяжкой.

Мы, впрочем, здесь все равно пробыли крайне недолго.
Нашли худо-бедное пустое местечко без солнца, искупнулись несколько раз — и пошли гулять по городской набережной.

По набережной — бок к боку лотки и лари. Продают всякую дрянь — какие-то идиотские чесалки для спины, подставки для чайников и ожерелья из пластмассовых жемчугов.
Пожелал приобрести что-нибудь сугубо местное — ну, что-нибудь морское, из ракушек-крабиков или камушков... Какие там!
Все сувениры — исключительно китайского или турецкого производства. Все ровно то же самое можно купить в 15 минутах ходьбы от моего дома в Питере — в подземном переходе под Невским проспектом.
Алуштинцы на такую херню, как производство сувениров, не заморачиваются: лень.
Сдача внаем жилплощади значительно выгоднее.

Пожрать в Алуште стоит недешево, но в сравнении с Питером — терпимо.
Жратва — на троечку с плюсом. Готовят так, чтобы было только-только съедобно: туристов тут — как грязи. Не хочешь — не ешь, вали себе. Другой сожрет, да еще спасибо скажет.

В стороне от базара — скопление рестораций различного калибра.
С наступлением вечера в каждой ресторации начинает играть музыка. Где-то — живая, где-то — не очень (под самоиграйку). Но ресторация без музыканта — тут это нонсенс.
На мой взгляд, исполняемые музыкантами песни пищеварению не способствуют. Скорее наоборот: глядишь, как бы от такого не блевануть. Но в общем, народу нравится.
А для эстетов, в некотором отдалении от набережной — кабак с настоящим живым джазом. Ни дать ни взять, Нью-Орлеан.


Обратная дорога

Обратно ехали сурово.

Было принято решение ехать в два приема — от Крыма до Белгорода, а потом от Белгорода до Питера.
Ночевать решили в палатке. Тем более, что от заработанных в туре денег уже почти ни черта не осталось, и тут хватило бы на бензин и жратву — а о комфортных ночевках и речи не шло.

В Джанкое на какие-то остатки свободных средств закупили несколько микроскопических дынь и пару килограмм помидоров.
Дыни доехали нормально, а помидоры, гниды, раздавились об Женину гитару и стухли почти мгновенно.

Доехали до города Мелитополя.
Рядом с дорогой — рынок сельхозпродукции.
Выскочили наружу.
Откуда-то сразу нарисовался некий мутный «парковщик» с нарисованным от руки (!) бэджиком. Объявил: стоянка — платная. Гоните монету.
Был ласково послан на хуй.
Обиделся, отошел и больше к нам не подходил.

В связи с этим эпизодом, вспомнился анекдот:


Мужчина в ресторане просит официанта счет после обеда.
Официант приносит.
Мужчина глядит в счет и кричит:

— Две тысячи?! Вы опупели! Откуда так много?

Официант читает по бумажке:

— Так-с. Суп — 150 рублей. Антрекот — 180 рублей. Салат — 100 рублей. Коньяк — 500 рублей. Про — не про — 500 рублей, десерт — 170 рублей...

Мужчина:

— Погодите, погодите... Что это еще за «про — не про»?

Официант:

— Так-с. Не прошло. Вычеркиваем.



Парковщики с нарисованными бэджиками — это прелестно. Даже трогательно.
И ведь, что характерно, наверняка многие платят!
Наглость, как говорится — второе счастье.

На Мелитопольском рынке все — дешевле чуть не в полтора раза, чем в Джанкое. Пришлось смириться с мыслью: лоханулись. Надо было закупаться тут.

От Мелитополя и далее — дорога все хуже и хуже.
Стали беспокоиться.

Однако, в какой-то неуловимый момент, навигатор выкинул нас на суперсовременную трассу со статусом автомагистрали (скорость до 110 км/ч официально).
Трасса — просто нет слов. Автобан. Хайвэй. Интерстейт.
Ровная — хоть в бильярд играй.

Интересное: едем таким образом час. Едем два.
Смутно осознаем: что-то здесь не то.
Так хорошо, так долго и, главное, НАМ — так в реальном мире быть не может.
Где-то должен крыться подвох. Что-то должно быть плохо, раз все так хорошо.

Еще через полчаса выясняется: предчувствия не обманули.
Кончается бензин. А заправок нет.
И вообще, все вдруг понимают, что за всю нашу многокилометровую езду по чудесной ровной трассе, нам ни разу не попалась заправка.
Дело в следующем: трассу построили недавно, и заправками еще не оборудовали. Не успели.
Типа, дорога в никуда. Едешь, пока хватит бензина.

Шутки шутками, а лампочка на панели уже горит. Дескать, пора бы, товарищи, залить 95-го. Уже, мол, на голом энтузиазме едем. Скоро обсохнем.
Мы — в панике: заправок нет и не предвидится.
И навигатор показывает ближайшую в сотнях км от нас — где-то под Харьковом.
Паника нарастает.

И вдруг — о, чудо! Заправка. Как оазис среди пустыни.
Но — на другой стороне трассы.
Разворота нет.
Похуй — через разделительную полосу. Вся полоса, к слову, раскатана тыщей колес голодных автомобилей: шутка ли — единственная заправка на сотни километров.
Заправились по самую горловину — чтобы уже наверняка.
И продолжили ехать домой.

Чудесная трасса, кстати, идет почти до самого Харькова. Под Харьковом она кончается, и начинаются легендарно-кошмарные харьковские дороги, состоящие на 80% из ухабов, трещин и бугров.


Таможня

Украинская таможня — это цирк с конями.

Когда-то кто-то мне говорил, что вот, мол, как стало плохо. Теперь никак с Украины в Россию не увезти всякие приятные сердцу предметы искусства и/или старины — достояние Республики. Не пущают.

Граждане!
Через украинскую таможню провезти без проблем можно не то что какие-то там предметы искусства — чемодан гексогена и 2 рюкзака брильянтов вези: никто слова не скажет.

Схема простейшая.

К таможеннику подъезжает машина с российскими (Питер, Москва, нефте-газодобывающие регионы) номерами.
Таможенник спрашивает водителя: вы декларацию заполнять сами будете или вам помощь нужна? Это значит — едем бесплатно или без проблем?
Если проехать хочется бесплатно — отъезжаешь в сторонку и начинаешь заполнять нуднейшую декларацию. Плюс, твою машину и чемоданы слегка выпотрошат скучающие работники таможни. (Надо же уму-разуму дурака научить.)
Но настоятельно рекомендуется другой, более простой и быстрый способ — дать таможеннику 400 рублей. И все. Ехайте, гражданин. Счастливого пути!

Понятно, что ни один в здравом уме контрабандист никогда не станет заполнять какие-то декларации.
Да и не только контрабандист. Платно едут почти все москвичи, питерцы и сибиряки (выборочность ясна: денежные регионы).
Таким образом, украинская таможня — это какое-то совершенно фуфлыжное заведение, построенное с единственной целью: собирать дань с проезжающих машин.

В этот раз на таможне, несмотря на глубокую ночь, стояла очередь.
Простояли часа три. И то спасибо. Слышал страшные истории про многокилометровые очереди, в которых люди стоят чуть не сутки.
Не знаю, сколько ездили — ни разу такого пиздеца не видели. Как-то проносит.

Переехали границу в четвертом часу ночи.
После торопливой ночевки на территории Белгородской области, пожрали и скорее рванули в сторону дождливой родины.

За оставшийся перегон от Белгорода до Питера ничего достойного внимания не случилось.
Приехали утром следующего дня — усталые, грязные, но полные впечатлений.

Питер по приезде, как назло, оказался совершенно не дождливым, а наоборот — сухим и жарким, как духовка.
В Крыму было прохладнее, честное слово.


Бонус: концерт Игги Попа

Приехавши, с радостью обнаружил: 3 августа в Питере — Stooges и Игги Поп.

Игги Попа я люблю.
Он — один из немногих оставшихся динозавров, на чьи концерты можно сходить не просто поглазеть на дряблую легенду, из которой сыплется песок, а как на добротный рок-сейшен — послушать отличную музыку и получить дозу, блядь, рокенролла.

В отличие от различных Хенслей с Блекморами, на чьи концерты ходят исключительно трясущиеся старцы, Поп на свои выступления собирает молодежь. Зал был почти битком забит молодыми (16-25 лет) парнями и девушками.
И это неудивительно, потому что Игги Поп — живее всех живых. Старенький, со сломанной спиной, весь в жилах и венах, но с юношески горящими глазами. Фонтанирует и искрится, как вулкан Эйфьятлайокудль.
И главное: его концерты до сих пор — эталон и предмет зависти для многих музыкантов.
Немногие могут похвастаться подобным в 60 с гаком...

В прошлый раз, когда Поп и Stooges приезжали в Питер, на них ходил Макс (гитарист). Я тогда не попал — не было денег.
Теперь мы с Максом поменялись местами. Я пошел, а он — нет.

Концерт проходил в концертном зале с претенциозным названием «Главклуб», что на Кременчугской улице.
Я живу в двух минутах ходьбы от него, но в нем ни разу не был.
Заценил.

С виду сам клуб — крайне представительный. На главклуб — тянет.
Однако, звук в зале говеннейший, несмотря на крутой аппарат.

Смысл в чем? Сам зал представляет собой какой-то бывший огромный ангар или цех, бетонную коробку, стены которой никто ничем глушить не стал, а просто тупо завесили какими-то тряпочками, построили сцену и оборудовали бар.
Когда начинает играть что-то громкое и тяжелое, низы начинают гулять, как в бочке, и даже ноту разобрать не реально, не говоря уже о каких-то там изысках.
В дополнение к отличной акустике, за пультом сидел явный мастер настройки, дальний родственник асов пульта и провода из Лисичанска. О том, как настраивается звук на рок-концертах этот гражданин имел такое же примерно понятие, как я о греко-латинской словесности.
Результат — очень дрянной звук. Такой дрянной, что прямо хоть садись и плачь. Низы бухают, середина провалена, верхи режут по ушам. Эх.

Вентиляция в зале — хуже, чем звук.
На улице в день концерта было что-то около 30.
Понятно, ни о каком кондиционировании воздуха в зале речи не шло. Наоборот, через 5 минут концерта была такая влажность, что пот тек ручьями даже с тех, кто стоял на месте и не шевелился. Те же, кто колбасился — вообще были мокры, как только что из-под душа.

Тупость звукорежиссера, не могущего настроить вменяемый звук отлично дополнялась тупостью светотехника, по ходу концерта хаотически врубающего и гасящего все имеющиеся под рукой световые дивайсы и регулярно слепящего то зрителей, то музыкантов на сцене.

Но, понятно, такие досадные мелочи не могли испортить правильному зрителю удовольствие от встречи с прекрасным, в роли которого в этот день выступал Игги Поп и группа Stooges.

На сцену Stooges вышли без всяких выкобениваний — затемнений, фоновой музычки и тому подобного пафоса.
Выскочили, и сразу, без затей вжарили рокенролла.

Музыканты, конечно, старенькие.
Басист — на костылях. Нога в гипсе.
Барабанщика и гитариста почти не было видно — скромные такие.
Кроме стандартного набора на сцене еще присутствовал саксофонист, который иногда вдобавок к саксофону подыгрывал что-нибудь простенькое на электрофоно.

Играли охуенно — слаженно, бодро и мощно. Полтора часа полнейшего выноса тела.
Играли в основном песни с альбома «Raw Power», который недавно перемастерили и перевыпустили с новым звучанием.
Понравилось.

Понравился, в основном, конечно, Игги Поп.
Понравилось даже не то, что он работал на сцене на совесть и прыгал-бегал, как 18-летний пацан.
Понравилось, что он — настоящий. Искренний и непосредственный, без наносного пафоса рок-звезды.
И мокрый насквозь: по ходу концерта, постоянно пил, потел и обливался водой. Вылил, наверное, литров 10. Жарко — пиздец!

Уходил с концерта грустный. Не знаю, почему.
Наверное, грустно, что все хорошее заканчивается, и не знаешь — повторится ли когда-нибудь еще.

Впечатления от концерта остались крайне приятные.
И конечно же, отрадно было узнать, что я — далеко не единственный идиот, разъезжающий в туры летом.
Игги Поп — наш человек. Настоящий огнелетовец.


Снова читать часть первую — Режим «Актив»



назад к разделу «читать»


главная     мы     живьё     читать     скачать     написать