ЧИТАТЬ • «rantaфест»










главная


мы


читать


скачать


написать


В контакте




— Брюгге — сраная дыра.

— Брюгге — не сраная дыра.

— Брюгге — сраная дыра.

— Рэй, мы только что с поезда сошли.
Не могли бы мы отложить оглашение приговора Брюгге, пока мы не рассмотрим, что тут, блядь, и как?

(«Залечь на дно в Брюгге»)



Карелия

Карелия — это такое место, куда меня всегда тянет.
Когда я там побывал впервые лет 7 назад, слов нет, как мне там понравилось.
И даже не то, чтобы понравилось. Просто это лучшее место, которое я видел в жизни. Cуровое и какое-то доброе одновременно. Не такое доброе, как сюсюкающая бабушка с домашними пирогами и носками ручной вязки. А доброе, как вселенское Добро, с большой буквы «Д», которое, если сильно провинишься, то и башку из тебя вырвет вместе с трахеей, сонными артериями и позвоночным столбом. Но не зла ради вырвет, а исключительно по вселенской же справеливости — просто потому что провинился.

С тех пор, я бывал в Карелии не раз. И каждый раз, когда уезжал домой, наваливалась на меня жестокая тоска, как будто я оставляю там что-то очень нужное и важное. Что-то, без чего никак.

Неудивительно, что когда нас пригласили в Карелию на «Ранта-фест», я радовался больше всех.


Езда

Ехать в Питкяранту, где проходил «Ранта-фест», надо по Мурманскому шоссе до Лодейного Поля, а там — до Олонца. А потом еще километров сто в направлении Сортавалы.

Дорога, в основном, хуевая. Ближе к Питкяранте — вообще неописуемо хуевая. Разве только грунтовая хуже.

Зато цель, в данном случае, очень даже оправдывает средства. Красивая цель — Карелия.
Поэтому даже как-то не сильно расстраивают колдоебины, в которых запросто можно оставить пару-другую колес.
Особенно, ясное дело, дорога не расстраивала меня. Так как машина, в которой ехали, не моя. Ага.

В дороге почти нет кафе, где можно бы было пожрать. В Новой Ладоге (на речке Волхов) охуевшие рыбари продают копченых и соленых рыбей по цене, выше, чем в питерских магазинах.
Народ хавает в качестве местного колорита.

Названия местных населенных пунктов — тоже с колоритом. Где еще можно встретить название с тремя буквами «я» — Ряймяля?! Или с тремя буквами «у» — Ууксу?!
Про восхитительные названия вроде Рыпушкалица или Погранкондуши я вообще молчу. Топонимика Карелии — вообще отдельная тема для разговора.

Выехали мы вечером, поэтому мне, как особо одаренному, всю дорогу надо было микрофонить и шутить шутки, чтобы Жека, шофер, не скуксился. Чтоб веселей ему было. И чтобы спать не хотелось.
Справился с задачей неплохо. Прекращал вещание только на время приема пищи.


Питкяранта

Название «Питкяранта» означает «длинный берег». Или, как перевела Ира Spark — «Лонг Бич».
В Финляндии, кстати, есть город под названием Лаппенранта, или «короткий берег». Вот так и финский можно выучить.

Приехали в Питкяранту к часу ночи.
Встретились с милейшим Сергеем Рахматовым — организатором фестиваля.
Оказалось, что нам выделено пол-коттеджа с полным фаршем удобств и назначено трехразовое питание.

Все завалились спать, поевши оставленное нам с ужина.

Спанье в коттедже для нас, конечно же — барство и разврат. Коттедж — наберегу Ладоги, с видом, как на открытке.
В коттедже — душ с горячей водой, телевизор с видео, холодильник, микроволновка и стереосистема.

Такого роскошного проживания нам никто и нигде еще не обеспечивал. Аж стыдно как-то стало. Честное слово.

Питкяранта — маленький город. Бывший райцентр. Расположена вдоль берега Ладожского озера, как и следует из названия.
Населения там примерно 24 000 чел. Так в справочнике говорится, а я, извиняюсь, не пересчитывал.
Но как-то мало, мало людей. Особенно чувствуется после 6-миллионного Питера.

Местные достопримечательности — ЦБК, который круглые сутки херачит целлюлозу, безбожно загрязняет воду и засерает воздух невообразимой вонью, а так же пушка ЗИС-3 (кажется) и танк Т-26 (почти точно), стоящие на постаментах. Последние остались с войн — соответственно с Великой Отечественной и Зимней. Красиво.


Фестиваль

Сцену соорудили на городском пляже. С таким расчетом, чтобы музыканты лабали, а публика колбасилась на песочке.

К сожалению, погоды в первый день (когда мы и должны были играть) стояли жутко холодные — +12 и сильнейший ветер с Ладоги. Поэтому, собственно публики на песочке собралось не то, чтобы немного — скажем так, количество ее воображение не поражало.

Начинаться все должно было в 12.00.
Началось, на самом деле, почти на час позже. Наверное, проблемы с техникой.

Мы подъехали к месту, когда на сцену вышла группа ЗОВ (Зона Особого Внимания).
Этакие неиспорченные жизненными передрягами юные лица, во главе — ясноглазая девочка-вокалистка Люся.
Я предположил пение про любовь и терзанья сердца.
Не угадал — первая песня называлась «Ненависть».
Играл ЗОВ на удивление четко, хотя и как-то уж больно скромно, без агрессии.
Скромные песни про ненависть в исполнении ясноглазых девочек — это не для меня. Поэтому я пошел гулять по берегу Ладоги.
Поэтому знать, что там играло и как — не знаю. Не имел чести слышать.

А имел зато честь облазать все окрестности. Пейзажи такие, что сердце щемит и не отпускает. Слезу прямо вышибает.
Скалы, волны, лес. Не хватает только викингов.


Лирическое отступление

Кстати, о викингах.

Когда-то я читал про то, как два конунга поспорили, чья будет какая-то там земля. Порешили отплыть туда на своих драккарах одновременно — наперегонки. И тот, кто коснется земли первым, того она, понятное дело, и будет.
И вот, когда они оба уже подплывали к берегу, один из них, видя, что проигрывает, вынул меч, отрубил себе кисть руки и бросил ее на берег. И стал ее законным владетелем.

Вот такие были суровые люди — викинги.

Не случайно они тусовались в Карелии. Ох не случайно.
Тут все в таком духе — викигское по самое не балуйся. Суровое.

Вообще-то я не люблю, когда в книжках начинают описывать пейзажи: мол, величественный залив обрамляли возвышающиеся скалы, поросшие, мол, вековыми лесами, и все в таком роде... По-моему это все полная хуета.
Я описывать здесь ничего не буду. Смотрите фотографии — они нагляднее, чем «возвышающиеся скалы» и «вековые леса».

А вообще, все это надо видеть непосредственно. Приехать и увидеть.
Даже фотографии мало, что скажут. Надо приехать самому. Почувствовать.


Опять фестиваль

К своему выступлению мы успели пообедать в местной школе, пообщаться и погулять вволю.

Перед нами выступала группа Дважды Не Дающие.
ДНД — самое кошмарное разочарование из всего, что за последние месяцы меня постигало.

ДНД превратилось в какую-то слюнявую пиздню, исполняемую на-отъебись, со смертельной тоской и полным безразличием к окружающему.
Если бы я не знал песен ДНД, не видел их раньше на концертах, то сказал бы просто — «хуйня, а не группа». Но я видел и я знаю. Тем тяжелее видеть такую деградацию.

Причем, что характерно, и барабанщик, и басист играть-то как раз стали еще качественнее, чем раньше. И все бы было заебись, если бы вокалист/гитарист Максим на сцене старался. Ну хоть чуть-чуть.
Но нет. Не старался нихуя.
Вообще, впечатление такое, что вокалист/гитарист Максим окончательно превратился в желчного говноскептика, музыку исполняющего только по инерции.

Последние песни ДНД только подкрепляют мои слова. Бесшабашные песни про влагалище, ботаника и «нахуй и в пизду» — в прошлом. Теперь вот — розово-розовые сопли про любовные переживания среднестатистического петербуржца.
Это полнейший пиздец.

А жаль. Хорошая была группа.


Наше

Выступили мы, прямо скажем, хуево.
Ударник ни черта не помнил партии, поэтому играл, что бог на душу положит. А так как бога нет, то игралось, в основном, что-то несусветное.

В самом начале у гитариста расстроилась гитара, и он, бедняжка, так ее и не смог нормально настроить до конца сета. Петь, по какой-то причине, он тоже нормально не смог. Видно, расстроился очень. Вслед за гитарой.

Я наоборот, напрягался так, что сломал горло к третьей песне. От злости разбил микрофон, флягу с водой, ногу, руку и частично повредил черепное покрытие.
Хотелось взорвать к хуям все вокруг себя. Хотя бы вот таким незатейливым способом.
Взорвать не удалось. Видать, плохо старался.

Басист Жека концерт отработал достойно. Вытянул нас всех.
За что в конце и был столкнут мною со сцены.

Итог: очень несыгранно, грязно и непрофессионально. Это, конечно, залепа.

Хотя, надо сказать, людям понравилось. Людям вообще нравится, когда что-то интересное. А Огнелет — это даже в таком виде интересно. А гладко сыгранная хуйня — она хуйня и есть.


И еще раз фестиваль

После нас играла группа Волоса.
Очень здоровская группа. Веселая. Хотя и попсня, конечно.

Потом играла группа Клей.
Это не группа, а шутка-анекдот.
Кто ее не видел — это примерно коллектив Nirvana.
Только два маленьких «но». Группа Nirvana скончалась уже больше десятка лет тому назад. И базировалась она в городе Сиэтле, штат Вашингтон, США. А группа Клей — в Санкт-Петербурге, Ленинградская область, Российская Федерация.
Такое вот творчество.

Слушать хедлайнеров — преподобные группы Приключения Электроников и СЛОТ (который играл на следующий день) — я, конечно, не стал. Были дела куда интереснее.
Тем паче, что группы эти я уже слыхал раньше. Слушать там абсолютно нечего. Говно группы. Обычное коммерческое говно, какого кучами навалено в магазинах «Титаник» и «Айсберг».
Но для жителей Питкяранты, конечно, это было очень круто — столичные звезды, едреныть. Живые и почти настоящие.


Люди

Вообще, надо сказать пару слов о людях.

Люди в таких городах, как Питкяранта — они достаточно простые, без каких-то особенных наворотов. Им выебываться друг перед другом, в общем-то, бессмысленно: людей мало и все, как на ладони. Не спрячешься.
Поэтому все выебоны сводятся к тому, кто бьет сильнее и чья тачка быстрее. Честные такие выебоны.
А утонченных эстетствований тут не понимают и их не приветствуют.
Отсюда определения, расхожие в среде модных городских мальчипальчиков — «гопота» и «быдло».

Определения эти безусловно уебищны. Они больше оскорбляют определяющего, чем определяемого, и человек умный определения эти никогда всерьез не употребляет.

На самом деле, китайская кофточка в клетку ничуть не красивее турецких спортивных штанов. А 7000$ и А1 нисколько не интеллектуальнее, чем Любэ и Радио Шансон.
Это все — явления одного порядка. Разные сегменты одного и того же рынка.
«Быть продвинутым чуваком» — не более, чем idee fixe. Протез для ампутированной гордости. Паллиатив для тех, кто хочет быть «не как все».
Но мальчипальчики этого не понимают, потому что понимать что-либо их никто не учил, а самим им это как-то в голову не приходило. Поэтому, они наивно полагают себя носителями некоего высшего знания. Знания о том, что кофточка в клетку — лучше штанов в полоску.

Конечно, все это канает только в сугубо мегаполисных условиях полной безопасности и общей изоляции: там можно втирать очки друг другу сколько угодно. Столкнувшись же с чем-то реальным, мальчипальчики сразу тушуются и сжимаются в точку.
И очень забавно было наблюдать скукожившихся на карельско-викингском ветру клетчато-крашеных мальчипальчиков и их байроновски презрительные взгляды, бросаемые на окружающее.

Модные мальчипальчики смотрелись среди скал и лесов так же неуместно, как гондон в читальном зале.
Они явно чувствовали себя не в своей тарелке. Всепоглощающая прострация никак не давала им привычно излучать свой мещанский гонор.
Из состояния прострации мальчипальчики выходили только приняв алкоголь. А поскольку ощущение прострации постоянно, а действие алкоголя временно, то мальчипальчикам приходилось выбирать одну из двух опций: либо все время усугублять, либо продолжать кукожиться на карельско-викингском ветру и бросать свои байроновские взгляды.

Итог: десант полустоличных дрищей с крашенными челками в Карельские леса не увенчался тактическим успехом.

История про викингского конунга, отрубившего себе руку, имеет с этим всем довольно мало общего.


Обратно

Приехав в СПб, первым делом подивился тому, насколько непохожи местные люди на только что виденных мною карельских.
Все же, город уродует людей. Прививает им какие-то скверные привычки. Делает их какими-то лицемерными, чванливыми и надутыми.
Вроде и неплохие люди. Но уж больно испорченные. И трусливые — шарахаются друг от дружки и заискивающе глядят в общественные глаза: «Как я вам? Подхожу ли по стандартам? Достаточно ли моден? Похож ли на вон того, из журнала?»

Модным малчипальчикам тут — раздолье.

А на меня все эти увеселительные заведения, бутики и реклама с отфотошопленными лыбящимися телками навевают уныние и тоску.
Зубную боль вызывают толпы модных хлыщей — самодовольных и настолько же плюгавых, и стада тощих крашенных блядей, фланирующих по Невскому в поисках съема.
Тачки по полмиллиона евро, понты, деньги, бляди, понты, реклама, деньги, тачки, реклама, понты, понты, понты...

Что и говорить, родной город.

Хочется на волю, в пампасы. Назад, в Карелию хочется, черт меня подери!

Но есть такое слово — «родина» ©.
И живу я здесь.


Спасибо всем

Спасибо хочется в первую очередь сказать организаторам — Сергею Рахматову и Андрею Рогальскому. Это те люди, кто сделал фестиваль «Ранта-фест» таким, какой он был.
А был он по-настоящему классным.
Спасибо!

Конечно, спасибо тем, кто был на нашем выступлении и поддерживал нас! Ваша поддержка мне очень приятна и дает повод гордиться даже хуево сыгранным концертом.

Спасибо тем, кто обеспечивал технические и организационные стороны фестиваля. Тем, кто нас сбивал в гурты для приема пищи (Люся из группы ЗОВ) и тем, кто нас, сбитых в гурты, вкусно кормил.

Спасибо Ире Spark за чудные фотографии.

Спасибо всем, кого забыл поблагодарить. Я про вас помню!

Чертовски рад был познакомится с кучей новых интересных людей.

В общем, все было очень, очень здорово.
Правда.



дима огнелет




назад к разделу «читать»


главная     мы     живьё     читать     скачать     написать