ЧИТАТЬ • тур №1










главная


мы


читать


скачать


написать


В контакте





Жми на ссылки в тексте, чтобы увидеть фотографии. Картинка откроется в новом окне.


Необходимое пред-предисловие

Поскольку мы ехали вчетвером на машине, а не вдвадцатером на автобусе, взять с собой оператора, фотографа и персональных массажисток было никак невозможно. Ситуация складывалась угрожающая: тут, понимаешь, такое затевается, а у нас нет никого, кто мог бы все это заснять.
Поэтому я поступил проще — я взял с собой карманный фотоаппарат и щелкал по дороге все, что успевал. Правда, иногда я забывал взять фотоаппарат с собой (оставлял его то в машине, то на съемных квартирах), и снимать иной раз приходилось с телефона.
Половина фотографий по приезде оказалась вообще ни на что не годным полнейшим говном, потому что фотограф из меня, что ли, не шибко хороший.
Но некоторые фотки оказались так себе ничего. По крайней мере, хоть какая-то иллюстрация, визуальный, как говорится, ряд.

Кстати, меня на фотографиях почти нет, потому что снимал везде и всюду только один я. Вот единственная фотография со мной. Больше меня нигде не будет.


UPD: Не успел я выложить этот отчет, как фотограф и журналист из Балаково Алекс Wizard прислал мне свои расчудеснейшие фотографии с нашего тамошнего выступления. Так что, теперь меня можно увидеть не только на этой фотографии.
Спасибо, Алекс!

Необходимое предисловие

Прежде всего, надо бы сказать про организацию.

Организовать гастрольную поездку — это порядочный геморрой. И когда группа, едущая на гастроли, не является Алисой или Пикником, то геморройность этого дела автоматически множится на сто.

Думаю, и без пояснений понятно, что большинству организаторов в городах на хуй не упало привозить в свои клубы мало- и неизвестные группы. Причем, независимо от того, хорошую или плохую музыку они играют. Гораздо интереснее привезти какую-нибудь группу из телевизора. Причем, также вне зависимости — хорошая ли это группа, или же это полное говно.

Концерты различных поп-коллективов вроде стигмат и аматорей приносят аншлаг и топовые продажи в баре.
Концерт Огнелета не принесет ничего, кроме охуенной музыки.

Организация этой поездки — полная заслуга нашего неутомимого концертного менеджера Параши Жемчуговой, все тщательно спланировавшей, всюду договорившейся и затем надежно прикрывающей наши тылы, неусыпно дежуря у компьютера и телефона Питере.


На чем ехали

Ехали мы на автомобиле Сузуки SX4 красной масти. Автомобиль небольшой, но достаточно удобный, экономичный, а главное — надежный.
Для сравнения: когда однажды мы ездили в Москву в «девятке», мы мало того, что сломались по дороге два раза, так еще и заебались в ней ехать так, что нас еле хватило на выступление. Это, конечно, не годится.

Рулил почти всю дорогу Женя. Немножко порулил Серж.
А мы с Максимом вообще всю дорогу только пассажирили.


Где спали

Всем людям надо где-нибудь спать.
Музыкантам, как это ни покажется странным, — тоже.

Ночевали мы на съемных квартирах, которые были забронированы заранее в каждом городе, где мы играли.
Кроме того, мы два раза ночевали в Рязани — в качестве перевалочного пункта.
Квартиры были довольно разные.
Все их объединяло наличие странного, но характерного признака — обязательных стоящих часов (которые в одной из квартир даже тикали — но все равно не шли, сволочи, совершенно).


Что и как жрали

Жрать — дело нужное. А местами даже полезное.
Четверым здоровым мужчинам жратвы надо много. Тем более, что при таком графике выступлений (см. ниже) калории в туловище сжигаются быстрее, чем успеваешь их туда закидывать.

Ясное дело, харчеваться в общепитах — дело накладное. А то, что огнелетовские гонорары жалки — это, я думаю, понятно по умолчанию. Поэтому готовили жранье сами, без изысков: макароны, тушенка, рис, рыба, курица, молоко, яйца и хлеб — вот почти все, чем питались.
Ели много и с удовольствием.
Тем не менее, по приезде обнаружил, что похудел на 4 кило.


Дорога

Про дорогу, на самом деле, сказать почти нечего.
Ну, ехали. Ну, проезжали Москву.
Ну и все, собственно.

Схема большей части поездки была такая: с утра до вечера едем, вечером играем, ночью спим. И таким образом 4 дня подряд.
Плюс, поскольку нереально доехать от Питера до Пензы за один день (там чуть не под тыщу километров выходит), приходилось делать остановку, чтобы поспать. Остановку делали в Рязани: один раз — на пути туда, другой — на пути обратно.

4-5 мая — едем туда

6 мая — Пенза, клуб «Захват»

7 мая — Самара, клуб «Подвал»

8 мая — Балаково, клуб «Ice»

9 мая — Саратов, клуб «Мэджик»

10-11 мая — едем обратно

Ехать так — тяжеловато.
Недосып, тряска, сидение в скрюченном состоянии — все это мешает полноценному восприятию окружающего. Поэтому, если в этом моем отчете и не хватает высокохудожественных впечатлений, то это из-за того, что большую часть поездки я сонно глядел на мир из окна автомобиля.

Спрашивают: какая она, Россия-матушка?
Отвечаю: преимущественно, красивая. Пейзажи иной раз наблюдались просто восхитительные. Прямо сердце местами щемит (и это у меня, напрочь лишенного слюнявого поэтизма).

А главное открытие, которое я, чувак из северного города, сделал — это то, что в России тепло. Когда мы уезжали, в СПб было от силы градусов 10. Бледная травка повылезала только местами, а деревья вообще стояли голыми.
В Поволжье не то, что трава — там все кругом зеленое, все цветет и пахнет. И температура — 20-28 градусов. Чисто курорт.


Рязань

Рязань — наша первая (и последняя) остановка.

В Рязани расположено много интересных и поучительных мест.
Самое известное, конечно — Рязанское училище Воздушно-десантных войск, где готовят бравых офицеров-десантников.
Кроме того, тут есть и всякие менее воинственные вузы. Например — РГУ, Рязанский мед и еще ряд учреждений, в которых, почему-то, обучается огромнейшее количество иностранных негров. В том районе, где мы снимали квартиру, негров было столько, что казалось, мы приехали куда-нибудь в Нью-Йорк.
Довольно психоделическое зрелище: Рязань, и вдруг — негры.

Погода в Рязани стояла теплейшая, поэтому, возможно, и впечатления о ней остались очень приятные.

Поскольку время немножко позволяло, мы побродили по местному парку аттракционов, постреляли в тире (я выбил 5 из 9 — одну пульку отнял Серж). Выпили хуевый молочный коктейль, поглазели на рязанских красавиц, да и пошли спать.

Утром мы уже мчались в Пензу.


Пенза

Взглянуть на Пензу мне так толком и не удалось.
Город довольно большой, и местами напоминает Питер. Есть там даже пресловутый магазин «Лента», где мы закупали жранье.
А еще в Пензе есть отличный рок-клуб «Захват».
Все в этом клубе прикольно — звук, атмосфера, персонал. Даже сортир прикольный.
Вот в этом-то клубе «Захват» мы и играли.
Сыграли хорошо. Звук был очень хорош.
И тем не менее, с Пензенским концертом вышла хуйня.

К началу концерта в зале собралось всего около 15 человек — по большей части, карманная публика пензенской поп-панк группы Фруктовый Фарш, которая играла перед нами.
Публика исправно колбасилась, пока играли ФФ (играли они, кстати, хорошо). Но, как только на сцене обосновался Огнелет, граждане устойчиво потянулись к выходу.
Один из уходящих чуваков дождался, когда я отвернулся, тихонечко положил на сцену записку и немедленно съебался.
Записочка была следующего содержания:
«БЫДЛО МУЗЫКА — WAZZUP GUYS!»
Такие дела.

Пытаясь переломить создавшуюся говноситуацию, я впахивал еще больше, выжимаясь до последнего предела.
Однако, победы разума над сарсапариллой так и не произошло. Исход поклонников ФФ продолжался.

В итоге, к середине нашего концерта в зале осталось человек 6, считая персонал клуба — ясное дело, поголовно быдло, поскольку музыка наша им понравилась.
Кто-то из оставшихся бросил мне другую записку:
«Ребята!!! Ебать Всех недовольных!!!
Вы просто заебач!!!»

Судить о Пензе по тем, кто наморщив писю покинул наш концерт, было бы явно ошибочно.
И все же, эти пензенские полтора часа непрерывной колбасни и общий надрыв сделали свое дело — утром я обнаружил, что голос у меня пропал, чего со мной не случалось ни разу в жизни.
Пенза вышла мне боком.

И это обламывало, ибо у нас впереди была Самара. А за ней — еще 2 города.


Самара

Самара оказалась огромным городищем, с широкими улицами (даже реверсивное движение есть), метрополитеном и кучей народу.
Народ в основной массе ездит на автомобилях марки ВАЗ, которые производятся тут же рядышком, в Тольятти.
Город красивый, зеленый и по-хорошему столичный — на въезде в Самару стоит даже магазин «ИКЕА».
Мне Самара с первого взгляда понравилась. Я бы там жил и не тужил, кабы не было родного Ленинграда.

Самарский клуб «Подвал» — место известное и, я бы сказал, солидное.
С самого начала они не питали особого энтузиазма по поводу нашего приезда, и даже выплата какого-то гонорара была под вопросом.

После Пензы я был настроен мрачно, тем более, что голос (худо-бедно прорезавшийся к вечеру) не позволял мне особенных изъебств на сцене, и ставил меня перед необходимостью экономить силы, чего я делать не привык.

С нами играло две местных группы, послушать которые мы так и не удосужились, потому что были в крайне измотанном состоянии. Вместо прослушивания, мы, закинув вещи в клуб, отправились на квартиру, чтобы поесть и хоть часок поспать перед выступлением.

Когда мы вернулись в клуб, игравшая перед нами группа как раз заканчивала последнюю песню.
Играла группа очень складно.
В зале было человек около 50.
Уходя со сцены, вокалист самарской группы забористо крикнул что-то вроде: «А теперь — встречайте группу ОГНЕЛЕТ!», на что публика ответила вялющими аплодисментами: никто нас тут не ждал, и никому мы тут на хуй не сдались.
Я понял: надо готовиться к худшему.

Однако худшего как раз не произошло.
Напротив — произошло лучшее.

Все то же, что в Пензе вызвало столь показные рвотные рефлексы у небыдлствующих поклонников ФФ, в Самаре почему-то вызвало у публики восторг и сплошь положительные эмоции.
Публика радовалась и хлопала, как сумасшедшая.
Дисков было продано — масса. Автографов роздано — до потери писательной функции маркера.

После концерта, к нам подошла директор — строгая такая, симпатичная тетенька — и протянула нам гонорар, заметив, что тут будут весьма рады видеть нас снова.
Кроме того, нас тут же вкусно накормили, и мы счастливые отправились спать, чтобы утром отправиться в Балаково.


Балаково

Балаково находится между Самарой и Саратовом.
Больше ничего нам о нем известно не было.

Признаться, я и теперь о Балаково знаю крайне мало.
Небольшой город (200 000 чел. населения), стоящий на Волге, с огромной АЭС, ГЭС, плотиной и химпредприятиями.
По выражению одного знающего человека, «в Балаково до сих пор — 90-е годы». Тут как-то странно застыло время. Кабаки с пением каверов на Шуфутинского, полное отсутствие круглосуточных аптек, и хозяйствующие заезды джипов на тротуары.
Но главное для нас, конечно — люди. Здесь они открытые и непосредственные. С настоящими эмоциями и переживаниями. Перед такими людьми стыдно играть плохо.

Клуб, где мы должны были выступать — обыкновенный дэнс-клуб, с подиумом, натруженным шестом для стриптизерш, зеркалом во всю стену и мощным дискотечным аппаратом.
Организаторы привезли только ударную установку и кое-какое прочее сценическое хозяйство. Звук настроили, барабаны свинтили, и мы начали.

Играли мы, как рок-звезды — без разогрева и компании.
Тем тяжелее было мне, ибо связки продолжали неуклонно срабатываться, и после Самары я утром не мог сказать ни слова. А играть меньше часа, когда в обойме нет других участников — это, по-моему, неимоверное жлобство.
Пришлось сильно напрячься.

Я извинился за свой голос перед многочисленной аудиторией (тут концерты заезжих групп — событие) и пообещал держаться до последнего. Что и предпринял — то есть, держался.

Петь у меня получалось не очень хорошо, так как связки были при смерти. Но старался я до кровавой слюны.
К концу выступления подо мною образовалась солидная лужа пота. А учитывая тот факт, что пол подиума был застелен линолеумом, то ноги у меня стали разъезжаться, и я боялся ебнуться и, в довесок к убитым связкам, переломать себе ноги.

Кстати, шест для стриптиза — штука отличная. Дает очень большой простор для фантазии.
В процессе выступления, я забирался по этому шесту под потолок, повисал на осветительных штангах и прыгал вниз. Публике нравилось.
Вообще, публике крайне нравилось все, что мы делали.
Еще большим сюрпризом было то, что кое-кто нам подпевал. Уж чего-чего, а того, что песни Огнелета знают в Балаково, я никак не ожидал.

От поклонников мы получили подарок, продали некоторое количество дисков, сфотографировались со всеми желающими и поехали домой спать.

Утром в моем горле происходило что-то страшное. Было похоже, что ночью кто-то сунул мне в глотку напильник и основательно им там повозил. То есть, завтрашний саратовский концерт теперь выглядел совершенно несбыточным.
И это меня сильно печалило.

Куча таблеток (которых я, вообще-то, никогда не жру в принципе), литры молока и банка меда — только благодаря этим факторам мои связки были реанимированы и хоть как-то функционировали (впрочем, функционировали они хуево).
Однако, просто так сдаваться мы не собирались, и было решено играть несмотря ни на что.
И мы отбыли в Саратов.


Саратов

Саратовский клуб «Мэджик» — это прямой андеграунд.
Наиболее яркие впечатления оставили: стоящее при входе древнейшее зубоврачебное кресло, отсутствие на двери туалета задвижки, и зал — находящийся в подвале и больше похожий на бункер бомбоубежища.

По приезде, мы немножко понастраивали звук, бросили инструменты в бар (чтобы не спиздили) и отправились гулять по Саратову.

Сказать, что Саратов меня поразил — не сказать совершенно ничего.
Я думал как? «В деревню, в глушь, в Саратов
А Саратов оказался красавцем — хоть куда.
Какая там глушь?!
Саратов стоит на горе. Гора стоит на Волге. А Волга — это такая речка, после которой нашу родимую Неву становится даже немножечко жалко.
Виды такие, что аж дух захватывает.
Улицы в Саратове в основном узкие. Движение по ним одностороннее: одна улица в одну сторону, другая — в другую. Всюду старинная, неожиданно красивая архитектура. Везде зелено и свежо. Прямо глаз радуется, честное слово.

В тот день, когда мы приехали, было 9 мая, День Победы — праздник, который теперь интеллигенствующая часть населения праздновать, вроде как, конфузится.
Простым саратовским людям, правда, эти поветрия интеллигенствующей части населения — до пизды. Простые саратовские люди в этот день откушали водочки и высыпали на набережную Волги гулять, петь песни и всячески, что называется, праздновать.
Простым людям не стыдно за то, что их дедушки победили фрицев. Простым людям по наивности их кажется, что в этом факте есть некая причина отпраздновать и даже — черт его знает — испытать некие положительные эмоции.
Но это я что-то отвлекся.

Мы прошлись вдоль набережной среди гуляющей саратовской публики, поглазели на чудные пейзажи и пошли в клуб — пора.
Народу собралось не то, чтобы охуеть, как много, но поднабилось весьма неплохо. Во всяком случае, мое первоначальное намерение вылезти в зал с тесной сцены с треском провалилось. Перед сценой до того густо толпился народ, что это они едва не запрыгивали ко мне на сцену.

Уже после минут десяти выступления в зале стало так жарко, что не только с меня — даже со слушателей градом тек пот.
Колбасня стояла чудовищная. Я даже боялся — как бы у кого не случился сердечный приступ.
Пол подо мной был снова залит потом.
Публика неистово подпевала, плясала и била в ладоши в дырах между песнями.
Связки я уже не жалел: незачем. Впрочем, пение как таковое выходило не то, чтобы скверным — просто почти совсем не выходило.

После концерта нас расхваливали, жали руки, обнимали и фотографировались, невзирая на ручьи пота, которые с нас стекали.

Один из слушателей — байкер Валера по прозвищу Чахлый (живого весу в нем — под центнер) любезно повел нас показывать местные достопримечательности.
Не знаю, пошли бы мы сами после концерта гулять, но без Валеры увидеть все красоты ночного Саратова нам точно не удалось бы.
Гуляли мы в парке Победы, где собрана целая громадная армия военной техники — от танков до самолетов (мечта моего детства). Взобрались на саратовский монумент павшим, откуда открывается вид на пронзительную панораму города, от которой у меня комкалось в горле и наворачивалась скупая мужчинская слеза.
В общем, остаток ночи мы провели как обычные туристы, только в компании с уникальным гидом, который всю дорогу снабжал нас пояснениями и разъяснениями, а у входа в закрытый на ночь парк Победы напропалую договаривался со строжайшими саратовскими ментами, объясняя им, что мы — «артисты из Питера, приехали на один день на гастроли».

После бури концерта, морей пота и океана впечатлений мы уснули, как убитые.
И наутро отправились в обратный путь.


Назад

Нельзя сказать, что не хотелось домой. Домой хотелось.
Хотя бы потому, что душа просила горячей ванны, сна под завязку и просмотра последней серии «Доктора Хауза».
Однако, ехать домой было как-то немножко грустно.
И если бы не сдохшие, требовавшие восстановления связки, то у меня не было бы ни одной причины прерывать такой ритм жизни.
Вот хоть еще столько же проехал бы — честное слово. А потом еще. И еще.

Но надо было домой.
И мы возвращались.


Петербург

Приехав, я первым делом залег спать.
А после спанья бросился гулять по городу. Даром, что ли, только приехал с чужбины — надо было сравнить ощущения.
И что ощущения? Ощущения оказались не в пользу родного города.
Уже через полчаса родной город меня утомил своей никчемной суетой, искусственностью и чванством.

Конечно, можно сказать, что тут для меня все привычно и уже намозолило глаз, и что сравнивать города вот так — некорректно, потому что я в поездке почти ни черта не видел, только вершков нахватался, а тут мне каждая собака знакома.
Можно и так сказать.
Но все-таки расстроил меня родной город — это факт.

Прожив дома пару дней, я и вовсе затосковал. Последняя неделя была деятельной и собранной. Каждый час был на счету. Каждый день приходилось меряться силами с самим собой. Каждый день — новые люди, места и несчитанные километры дороги.
А тут? Живи себе — спи хоть круглые сутки напролет, ешь, чего хочешь. А что делается? Почитай, ничего не делается. Дурака валяется, по большей части.

Образовалась жуткая, зудящая пустота.
И нутро стало просить снова — дорогу, бессонные ночи, концерты до потери сознания.
Чтобы до самых печенок чувствовать: живу, как надо и делаю то, что должен.


Спасиба

Первым делом, хочется сказать спасибо всем, кто приходил на наши концерты.
Нам было очень приятно узнать, что нас слушают и любят даже в очень отдаленных от нас городах.
Спасибо всем, кто нас поддерживает! Для нас это, безо всяких преувеличений, много значит.
По этому поводу хочу процитировать себя же (взято из ответа на отзыв одного благодарного слушателя — лучше уже не напишу):

«Конечно, мы работаем все больше для себя, а не на публику. Стараемся делать музыку, которую нам самим бы хотелось слушать. Стараемся в меру своих лошадиных сил. И, конечно, очень радует, когда наша работа не только приносит удовлетворение нам самим, но и (фу, сейчас будет банальность) находит отклик в сердцах слушателей. Такие вот отзывы делают нашу работу более, что ли, осмысленной.»

Как-то так.

Очень хочется поблагодарить организаторов в городах — тех, кто отважился устроить наши гастроли у себя.
Хорошо понимаю, что Огнелет был для вас «темной лошадкой», ибо никакие интернеты не заменят впечатлений от живого выступления. Теперь вы увидели собственными глазами, кто мы и что мы.
Очень надеюсь (и даже почти уверен), что мы вас не разочаровали.

Отдельное спасибище причитается Валере «Чахлому» — за увлекательную экскурсию по Саратову. Что бы мы без тебя делали?!
Будь здоров!

И в заключении, хочется поблагодарить все те группы, что играли с нами в одной обойме. Поблагодарить и извиниться, если не смогли вас послушать или послушали не так внимательно, как вам бы хотелось.
Чуваки, поверьте — это не от звездной болезни или чего-то там подобного. Это по причине обыкновенной измотанности и тотального дефицита времени.

И еще хочу пообещать всем городам: если мы будем живы и здоровы — обязательно еще не раз приедем к вам.
Правда.



дима огнелет, 18 мая 2009

назад к разделу «читать»


главная     мы     живьё     читать     скачать     написать